Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Мини-чат

Статистика


Присутствует всего: 1
Впервые на сайте: 1
Долгожданые гости: 0
Главная » Статьи » Письма

подкидыш

Мне очень часто снится один и тот же сон. Будто я иду в лесу по узкой заросшей тропинке и выхожу на поляну. Ярко светит солнце, поют птицы, и мне так хорошо и спокойно. Я чувствую, что кто-то сзади подходит и обнимает меня за плечи ласковыми руками. Я оборачиваюсь и всегда тут же просыпаюсь, так и не увидев того, кто был за моей спиной. Но всё равно знаю, что это она была рядом, моя мама.

Я узнала, что меня оставили на ступеньках дома ребёнка, когда мне исполнилось 8 месяцев (рядом нашли записку с моим именем и датой рождения). Через 2 года я переехала в интернат, который и был до недавнего времени моим домом. До сих пор очень хорошо помню мальчика, который спал на соседней кроватке и тихо плакал каждую ночь. Мне было очень жалко его и тоже хотелось плакать, но я всегда крепко зажмуривала глаза и старалась представить ту самую солнечную поляну из сна и свою маму. Постепенно я стала привыкать к новому месту жительства, новым друзьям и воспитательнице. Её звали Лариса Михайловна. Мне всегда казалось, что она моя настоящая мама, только почему-то это скрывает. Однажды, в задушевной беседе, я поведала об этом своей лучшей подруге Лизе. "Нет, это моя мама. Она мне сама об этом говорила." - сказала Лиза. Я так громко заревела, что испугала Ларису Михайловну. Только успокоив меня, она поняла, в чём дело, позвала Лизу и сказала:"Лиза, зачем ты обманула Веру? Я не только твоя мама, я мама общая." Но я хотела иметь свою собственную маму и не делить ее ни с кем! Мне казалось, что если я буду самой послушной девочкой, то она согласится взять меня в дочки. Я стала причёсываться по нескольку раз в день, аккуратно заправлять кроватку и даже есть ненавистные морковные котлеты. И мне казалось, что мама Лариса это замечает и чаще, чем с другими детьми, разговаривает со мной. Это добровольное заблуждение очень помогало мне в детстве. К некоторым детям иногда приходили родители. Они приносили им конфеты и игрушки, которые тут же становились предметом зависти тех ребят, которых никто не навещал. Мамы или папы, как правило, появлялись один раз в несколько месяцев и зачастую в нетрезвом состоянии. Они могли наобещать, что скоро заберут ребенка домой, и потом сами же пропадали на долгое время. А дети ждали их. Лизе, моей подруге, мама (которая была лишена родительских прав) обещала, что повезет ее летом в деревню к бабушке. Лиза каждый день спрашивала у воспитательни, когда наступит лето. Оно наступило, а мама так и не приходила. Тогда мы по очереди стали дежурить у окна в надежде увидеть там Лизину бабушку. Мы думали, что уж она-то непременно приедет за своей внучкой. Но и она не приехала. Эта идея, поездка к бабушке, стала навязчивой для многих ребят. И тогда воспитатели организовали нам поездку в ближайшую деревню. За день, проведенный в Подмосковье, мы узнали столько нового, что почти всю ночь не могли уснуть от впечатлений. Например, мы думали, что огурцы растут на деревьях, а курицы умеют плавать. Детдомовские дети живут в ограниченном пространстве и порой не знают элементарных вещей и настоящего реального мира. Никакие рассказы и даже увиденные телепередачи не могут заменить того опыта, который получают дети дома. Настоящую жизнь мы могли увидеть только тогда, когда воспитатели иногда водили нас к себе домой.

Учёба давалась мне не очень легко, но я старалась и постепенно справлялась со всеми трудностями. Больше ученических проблем меня беспокоило то, что надо было постоянно доказывать своё право на жизнь. И у нас в классе, и среди старшеклассников были ребята, которые развлекались тем, что обижали забитых и неуверенных в себе ребят. Я, в общем-то, могла постоять за себя, а вот некоторым жилось не так-то просто. И вот однажды произошла трагедия. В восьмом классе к нам привели новенькую - маленькую худенькую девочку Сашу. Ее родители попали в автокатастрофу и погибли, а Сашу отправили в интернат. Она была очень тихая и скромная и не могла за себя постоять. Над ней начали сначала подшучивать, а потом открыто издеваться. Её подкладывали в кровать червяков, прятали вещи, дразнили. Она никогда не жаловалась воспитателям и не отвечала задирам. Саша стала мишенью всей нашей злобы и обиды на весь мир, на недостаток внимания, на родителей, которые нас бросили. Сам факт того, что она хоть какое-то время жила в нормальной семье, задевал нас ещё сильнее - у нас никогда не было своего дома, и она должна была за это ответить. Перед сном Саша всегда долго рассматривала фотографию своих родителей. Она ее очень берегла, ведь это было ее единственное сокровище. Мальчишки выкрали у неё эту фотографию. Когда пропажа обнаружилась, Саша в первый раз разозлилась. Она встала посредине комнаты и громко сказала: "Девочки, отдайте фото. Иначе вам же будет хуже." В этот момент к нам в комнату вошли мальчишки и сказали: "Там на заднем дворе фотка чья-то валяется, никто не терял?" Саша выскочила из комнаты, а мы побежали за ней. Это был розыгрыш. Саша стояла на четвереньках посреди двора и искала пропажу. Мы окружили ее, и кто-то стал подначивать Сашу, говоря:" Ну что, выпендриться решила? У нее видите ли родители. Да нет у тебя больше никого и не будет." К ней присоединились мальчишки, стали Сашу толкать и обзывать. Потом откуда-то появилась эта фотография, и мы стали передавать ее из рук в руки, отпуская шуточки в адрес ее родителей. Девочка сначала умоляла нас отдать ей фото, потом закричала. В этот момент несколько мальчишек  схватили ее и завязали ей рот чьим-то шарфом. Это всех раззадорило еще больше, и кто-то предложил сжечь фотографию. Один мальчишка собрал листья, наверх положил фотографию и поджег. Когда она стала гореть, Саша вырвалась и схватила обгоревший кусочек. На её платье попал огонь. Почувствовав боль, она стала метаться по двору. Огонь перекинулся на волосы, она кричала, а мы стояли как вкопанные. На эти крики прибежала воспитательница. Она накинула на Сашу своё пальто и повалила ее на землю. Тут мы опомнились и побежали в свои комнаты. Через некоторое время мы видели в окно, как на носилкках вынесли обгоревшую Сашу. На следующий день мы узнали, что у девочки обгорело почти всё тело, но она жива. Больше Сашу мы не видели, только через несколько месяцев прошел слух, что ей сделали операцию, но всё равно она на всю жизнь останется инвалидом. Мне до сих пор не даёт покоя это воспоминание. Ведь я в какой-то мере причастна к тому, что случилось с этой девочкой.



Источник: http://журнал "OOPS", №10, октябрь, 2001
Категория: Письма | Добавил: Ame (23.08.2008) | Автор: Лана Бабичева
Просмотров: 391 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
cry так нельзя....жестокость... и бездействие....

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]